«Можем повторить» или «Больше никогда!»?

20 ноября 1945 года начался первый и ключевой из серии судебных процессов, проходивших в Нюрнберге, во дворце юстиции.

Название «Нюрнберг» давно стало нарицательным.

Свой «Нюрнберг» нужен и по событиям 2020. Наверное, он состоится в свой черёд.

На том, историческом судебном процессе, представители стран Антигитлеровской коалиции предъявляли обвинения в военных преступлениях группе бывших руководителей Третьего рейха.

Обвинительное заключение, подготовленное прокурорами из США, Великобритании, СССР и Франции, включало в себя четыре пункта: преступления против мира, преступления против человечности, нарушение законов войны и заговор с целью совершения данных преступных действий.

Нюрнберг 1945 года, как и многие другие города Германии, лежал в руинах. Страна была уничтожена не только материально, но и морально.

Это чувство вины немцы изживали мучительно. Но это надо было прожить, прочувствовать, чтобы исцелиться. Тогда, после страшной Второй мировой, были приняты важные для всего человечества решения – больше никогда!

Державы – победительницы закладывали базу, фундамент нового мирового правопорядка, международного права.

К этому новому правопорядку мир был вынужден прийти. Цена за него была заплачена страшная. А ведь на момент работы Нюрнбергского трибунала, как теперь мы знаем, не обо всех местах, где были совершены страшные преступления, мир достоверно знал. О чём-то умолчали по согласованию стран-победительниц.

Новый мировой порядок рождался путём компромиссов.

Оказалось, что человечество не готово даже услышать, не то, что осознать, масштаб преступлений национал-социалистов.

Что нового прозвучало в Нюрнберге?

До 1945 года международное право считалось делом государств. За развязывание войн и военные преступления привлечь к ответственности можно было только государства. Персональной ответственности за совершённые преступления не было. Идеологи, руководители преступных режимов были недосягаемы для суда.

Нюрнберг это изменил. Хотя подсудимые во время Нюрнбергского процесса ссылались на ненаказуемость своих деяний.

Масштаб преступлений был таков, что оставить их безнаказанными означало бы попустительство преступникам.

Верхушка нацистского режима, двадцать один его представитель, те, кто отдавали приказы, должны были понести ответственность. Нюрнберг стал местом, где они предстали перед судом.

Новизна Лондонского устава, создавшего правовые основы для Нюрнбергского процесса, заключалась в обновлении международного права. Речь шла не о запрете военных преступлений, истязаниях военнопленных, террора против гражданского населения и других тяжких преступлений.

Эти нормы были внесены в международное право на Женевской конвенции 1864 г., Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. и последующих конвенциях, принятых после Первой мировой войны.

До Нюрнберга ответственность за нарушения международного права возлагалась только на государство, во имя которого они совершались.

Теперь уголовная ответственность становилась личной, она возлагалась персонально на виновных в совершении тяжких преступлений.

В ходе Нюрнбергского процесса впервые прозвучала формула — «Преступления против человечности».

В Нюрнберге впервые прозвучало: «Нарушения международного права совершают люди, а не абстрактные единицы».

Высокопоставленные чиновники отныне не могут уклоняться от ответственности за свои преступные приказы, а исполнители не могут ссылаться на вынужденное выполнение противоправных приказов.

Нюрнберг заложил основы международного уголовного права, опирающегося на право и законность.

Новое слово Нюрнберга: военные преступления и тяжкие преступления против человечности не должны оставаться безнаказанными, где бы они ни совершались.

Нюрнбергский процесс вошёл не только в мировую историю, как суд над военными преступниками.

Он вошёл в историю права, открыл в нём новую эру.

Документы Нюрнбергского процесса в России полностью не опубликованы.

Сегодняшний опыт показывает нам, что потенциальные уголовные процессы против глав государств могут ограничивать политическую свободу действий в процессе смены власти, переговоров. Осложняют уход от власти диктаторов.

Нюрнберг – это прецедент.

Уроки Нюрнберга ещё предстоит выучить.

Шаг за шагом — чтобы помнили.