Обыкновенное чудо.

Вся его жизнь – обыкновенное чудо.

Он ушёл добровольцем в Белую гвардию. Не по мобилизации, как В. Катаев, В. Ян или Л. Леонов, а добровольцем.

Он один из немногих участников Ледяного похода генерала Корнилова, кто остался в Советской России.

Как он смог пережить чистки 1920-х, большой террор – трудно сказать. Его могли расстрелять как «бывшего»  или как «участника троцкистской организации».

Он мог погибнуть в 1918-м, когда начиналась гражданская война на Кубани, или в 1941-м, когда военком увидел, что у добровольца трясутся руки (а это последствия контузии во время Ледяного похода) и не взял его в ополчение.

Был расстрелян его друг Николай Олейников и отправлен в лагерь Николай Заболоцкий.

К 60-ти годам у него было несколько инфарктов. Неудивительно, в общем. Жаль, что непопулярен этот жанр: стенограммы обсуждений пьес Шварца. Это чтение могло бы дать нам ответы на многие вопросы.

Да и пьесы Шварца сейчас не читают. Мы цитируем по памяти фильмы и спектакли, а пьесы ещё глубже, это совсем другая словесность. Режиссёры брали из них то, что считали нужным. Многое, очень многое так и осталось за кадром. В самом буквальном смысле.

Евгений Шварц родился в 1896 году в Казани. Его отец, Лев Борисович Шварц, из еврейской мещанской семьи, земский врач, хирург.

Мать, Мария Федоровна Шелкова, родом из Рязани, после окончания курсов стала акушеркой.

Имя Евгения Шварца для многих стало символом детства, добра и любви, он не любил сказок с плохим концом.

Но воспринимать его только сказочником было бы совсем неправильно. Хотя его так называли ещё при жизни.

Встретились как-то на прогулке Юрий Герман («Дело, которому ты служишь»,  «Дорогой мой человек», автор сценария «Семеро смелых» и др.)  и Евгений Шварц. Разговоры о том, о сём, среди прочего — как трудно писателю донести свои идеи через препоны цензуры.

Герман говорит Шварцу: «Вам хорошо, вы сказки рассказываете!» «Я рассказываю сказки?» — изумился Шварц.  — «Это вы рассказываете сказки!»

«Сказка рассказывается не для того, чтобы скрыть, а для того, чтобы открыть, сказать во всю силу, во весь голос то, что думаешь» — уверял Шварц.

Он говорил, что в написанной в 1944-м году пьесе «Дракон» обличает Гитлера. Но власти его не особенно жаловали. Только после смерти Сталина его пьесы вернулись на сцену.

Его сказки актуальны не только в XX, но и в XXI веке. «Добрым молодцам урок». Учим ли мы уроки?

«Когда душили его жену, он стоял рядом и все время повторял: «Ну потерпи, может, обойдется!»

Его не стало 15 января 1958 года.

Вспомним любимые цитаты из Шварца?

Он дожил до оттепели и признания, и это – самое обыкновенное чудо.

Шаг за шагом — вспоминаем любимые сказки.

Ваша Елена Горовая