Вездесущий Гугл сообщил мне, что сегодня День независимости Казахстана.
Честно говоря, эта независимость свалилась на бывшие (особенно — среднеазиатские) республики СССР нежданно-негаданно и, в отличие от Прибалтики и Западной Украины, она не была ими выстрадана. И всё же, хочу оглянуться и посмотреть на Казахстан со своей, сугубо личной стороны.
 
Удивительная это штука, наши воспоминания.
Достаточно какого-нибудь случайного слова, услышанного или прочитанного вскользь, мимолётом, для того, чтобы они заворочались в памяти, извлекая на свет то, что казалось давным-давно забытым, и что воспринимается теперь совсем иначе и выстраивается в какую-то совершенно неожиданную, почти мистическую цепочку.
Написано десять лет назад, но чувства и мысли те же…
***
В юности я знал о Казахстане лишь то, что этим именем называется расположенная где-то между Сибирью и Средней Азией одна из пятнадцати братских союзных республик. Школьные знания дополняли: коллекция почтовых марок с флагами и гербами оных, и надпись «Бир сом (один рубль)» на жёлтой денежной купюре, ласково именуемой в народе «рваным». Не густо.
Первое впечатление всегда самое яркое.
Для меня знакомство с Казахстаном произошло через почти забытый ныне фильм «Ангел в тюбетейке» — типичную лакировочную советскую кинокомедию с примитивным сюжетом и национальным колоритом. Так себе.
Но было три «но»…
 
Во-первых, это букет из потрясающих шлягеров Александра Зацепина в исполнении Аиды Ведищевой и квартета «Аккорд». Сказка…
Во-вторых, отдельные фразы, которые народ тут же разобрал на афоризмы, типа:
«За это по головке не погладят, её остригут…»
«Сто рублей – хорошие деньги, но здоровье дороже».
«Нет, мужчина не имеет права жить один. Рядом должна быть мать. На худой конец – жена».
И, в-третьих, очень красивые девушки-азиатки, от вида которых у нас, молодых ребят в морской форме, просто крышу сносило… 🙂
А несколько лет спустя познакомился с юной казашкой, чем-то похожей на тех, из фильма, и она стала моей женой.
Мой отец говорил: «Породнился с человеком – породнился с его народом». Так Казахстан стал частью моей жизни. Не чужой он мне и сейчас, хотя брак тот давным-давно распался.
 
Казахстан открыл для меня Олжаса Сулейменова, одного из самых любимых моих поэтов. Строка из его стихов в заголовке этой статьи.
А вот ещё:
АЗ ТЭ ОБИЧАМ (Урок болгарского)
 
Пьянее чёрного вина чужого взгляда,
мне для гармонии — она,
а ей — не надо.
Мне до свободы нужен шаг,
а ею — пройден,
она предельна в падежах,
я только — в роде.
Она в склонениях верна,
я — в удареньях,
так выпьем тёмного вина — до озаренья!
Поищем горькой черноты,
чтоб излучиться,
событью нужен я (и ты!),
чтобы случиться.
И разве не моя вина,
что не случилось,
и разве не моя вина —
не получилось.
И разве не моя вина —
не сделал кличем:
аз тэ обичам,
я люблю,
аз тэ обичам!
Перемещаются во мне
шары блаженства,
подкатывает к горлу ком —
знак совершенства,
скажи негромкое:
жаным*, аз тэ обичам.
Подай мне руку,
есть у нас такой обычай…
 
Казахстан открыл мне свой язык. И если в тюркской семье турецкий – это приторный шербет, то его казахский сородич твёрд и солоноват на вкус, как нехитрое степное лакомство курт. Забывается, практики нет…
 
Казахстан дал мне мощный импульс к творчеству. К сожалению, все работы этого периода не сохранились: или были подарены и затерялись в пространстве, или были украдены, или погибли от вандализма. Остались только три фотографии ужасного качества – иллюстрации к стихам Олжаса Сулейменова. Не судите строго… 🙂
 
Тринадцатый, несчастливый век…  (Дерево, 1980)
 
«О, железный хромец Темирхан…»  (Дерево, 1979)
 
Рождение мелодии.  (Дерево, 1981)
 
Можете представить себе японского еврея, играющего на казахской домбре? Было. 🙂 Хотя, еврей тогда ещё не был японским…
А ещё, в Казахстане живёт моя дочь с двумя внуками.
Живи, страна. 🙂
Саған рахмет…
________________________________________
*жаным — душа моя (обращение – каз.)
фото заставки: adilet.tv