Израиль – страна моя, музыка любимая, иврит глубок. Некоторые факты биографии, а также мои впечатления и воспоминания о Наоми Шемер (1930-2004).

«Золотой Иерусалим»

К началу 1960-х годов Наоми Шемер занимает прочные позиции на вершине израильского музыкального Олимпа. Но подлинный успех и популярность пришли к ней с песней «Золотой Иерусалим», написанной в 1967 году по заказу мэра Иерусалима Тедди Колека. Премьера песни «Иерушалаим шель захав» состоялась за несколько месяцев до Шестидневной войны. Наоми Шемер жила в Тель-Авиве, но время от времени ездила в Иерусалим, чтобы освежить впечатления.
    Фразу «Иерушалаим шель захав» и сравнение поэта со скрипкой («кинор») Наоми Шемер позаимствовала из псалмов Давида, многие из которых знала наизусть. Как и вообще ТАНАХ, Священное писание. На концерте одного из армейских ансамблей она услышала девичий голос, прозрачный и звонкий, как воздух над Иерусалимом. Так скромная солдатка Шули Натан была избрана стать первой исполнительницей легендарной песни.
   «Золотой Иерусалим» в исполнении Шули Натан впервые прозвучал на Фестивале еврейской песни весной 1967 года. Через несколько дней после того, как песню повторили на радио, её уже запела вся страна.

 Спустя несколько недель разразилась Шестидневная война. Наоми Шемер выступала перед солдатами на передовой, её концерты проходили также в Рафиахе и в Эль-Арише. Газеты полнились фотографиями десантников, со слезами на глазах певших перед освобождённой стеной плача «Иерушалаим шель захав». Тогда у неё родились слова нового, четвёртого куплета. Однажды, вернувшись домой, она обнаружила под входной дверью записку от Тедди Колека, мэра Иерусалима, в которой тот просил её добавить куплет. «А он уже готов», – сказала она мэру по телефону. И назавтра выступила с новым куплетом на концерте в Бейт-Лехеме. Когда солдаты зааплодировали ей после исполнения песни, она сказала: «Что вы мне аплодируете? Изменить песню намного проще, чем освободить город».
   Песня «Иерушалаим шель захав» стала гимном и зажила своей жизнью, независимой от автора. С ней связано множество самых различных и необычных историй. В одной из телепередач, посвященных Наоми Шемер, песню исполняет на иврите женский хор из Японии.

 А вот история, рассказанная ею самой:
— Однажды в субботнее утро я смотрела телевизор. Переключая программы, случайно попала на какой-то русский канал. И увидела хор монахов в длинных коричневых рясах, поющих на иврите «Иерушалаим шель захав». Да ещё практически без акцента!

 «Да будет так», или наш ответ «Битлам»

 В конце 60-х годов вся израильская молодежь, как и её сверстники во всём мире, сходила с ума по «Битлз». В Министерстве просвещения решили на гребне этой волны заказать местным поэтам-песенникам перевести песни из репертуара «Битлз» на иврит.

 Наоми Шемер выбрала песню «Letitbe», но перевод не ложился на оригинальную мелодию. Прошло несколько лет, началась война Судного дня, а вместе с ней пришла и мелодия. Так родилась песня «Лу яи» («Да будет так»). Вообще-то Наоми Шемер крайне редко писала на заказ. В основном её песни (более тысячи) – странички собственного творческого дневника. Именно из-за их интимной лиричности они близки и любимы всеми.

Наоми Шемер сочинила более 1000 песен. Был выпущен альбом из 120 песен Наоми Шемер «Симаней дерех» («Дорожные вешки») с нотами.

Её «композиторский» голос был несильным, но обладал исключительно точной интонацией. Уникальность её как творца заключалась также в том, что к подавляющему большинству своих песен она сама писала слова. В 1983 году Наоми Шемер была удостоена Государственной премии Израиля. Ей было присвоено почётное звание Doctor Honoris Causa четырех израильских университетов и Института Вейцмана в Реховоте. Примечательно, что, будучи в своём политическом кредо абсолютно «правой» и болеющей за жизнь своей страны, Наоми Шемер неоднократно получала «оплеухи» от левого большинства. Не удивляет…

Мои личные впечатления о творчестве Наоми Шемер

 В 2002 г. мне посчастливилось оказаться на концерте Наоми Шемер в киббуце Ягур. Она сидела за роялем и подыгрывала музыкантам. Когда концерт окончился, я с букетом цветов (а как же иначе!) ринулась вниз к сцене и краем глаза заметила с другой стороны как бы своего двойника – женщину с букетом. Увы, Наоми Шемер не могла подойти к нам (она с трудом ходила), и цветы ей передал один из музыкантов. 

Когда Наоми Шемер скончалась, весь Израиль погрузился в траур. В тот период я работала в одной семье уборщицей. Хозяин дома, не намного моложе меня, был любителем песен и, когда узнал о моей музыкальной сущности и знакомстве с израильской песней и музыкантами, начал приглашать меня на ежегодные встречи своих друзей – любителей песен. В 2004 г. наша групповая встреча оказалась, увы, незапланированной. Она была посвящена памяти Наоми Шемер. Кроме меня, в этой группе никто не владел русским языком. Все пели, сидя на траве. Мои пальцы забегали по клавиатуре, и я с удивлением почувствовала, что играю аккомпанемент каждой песни – а было их около 30 – и означало это, что я их откуда-то знаю…

     В 2005 г. в Иерусалиме в культурном центре прошла конференция, посвящённая творчеству Наоми Шемер. Мне выпала честь быть приглашённой в качестве лектора для русскоязычных участников. Тема была: влияние русской мелодики на песни Наоми Шемер. И вот тогда я представила одну из наиболее любимых мною песен «Шелег аль ири» («Снег над городом моим»), которая, кстати, не включена в альбом «120 песен». В своё время, услышав её и влюбившись, я просто подобрала по слуху мелодию и сопровождение.

https://www.youtube.com/watch?v=kJytV7s-aUU«Ирушалаим шель захав» исп. Шули Натан

https://www.youtube.com/watch?v=bFRc8srEVOI«Шелег аль ири» поёт Наоми Шемер

https://www.youtube.com/watch?v=qQCFR9zwMVE «Лу яи» поёт Хава Альберштейн

«ЕРУШАЛАИМ ШЕЛЬ ЗАХАВ» «ИЕРУСАЛИМ МОЙ ЗОЛОТОЙ»

 Перевод А. Гиль

Прохладен воздух пред закатом,
Прозрачен, как вино.
Дыханье сосен ароматных
И звон колоколов.

В дремоте дерева и камня,
Весь в дымке золотой
Стоит мой город одиноко – 
Он разделен стеной.

Припев: Иерусалим мой золотой,
Из меди, камня и лучей,
Я буду арфой всех напевов
Красы твоей.

Иссохли древние истоки
И рынок опустел.
И не идут на холм высокий,
Где древний Храм истлел.

Среди пещер ущелий тёмных
Пустынных ветров вой.
И к морю Мертвому не сходят
Долиной Иерихон.

Припев:

Пытаясь скромной песней этой
Воздать хвалу тебе,
Я меньше малого поэта,
Ребенка я слабей.

Уста горят, как в поцелуе,
Пред именем твоим,
И никогда я не забуду
Тебя, Иерусалим.

Припев:

Вода опять шумит в потоках,
И рынок загудел,
И вновь идут на холм высокий,
Где древний Храм истлел.

Среди пещер, ущелий тёмных
Вновь слышен песни звон.
Мы к морю Мёртвому вернулись
Долиной Иерихон.

Припев:

Известны ещё два перевода этой песни: Л. Владимировой и А. Рафаэли.