Когда давно кто-то из знакомых сказал мне, что в сложных нервных ситуациях успокаивает себя не валерьянкой, не алкоголем, не встречей с друзьями, а… чтением классики. Тогда мне это показалось странным.  Но вот на фоне хронического напряжения, ставшего у нас в Израиле уже почти привычным, зашла в любимый «Исрадон». Без особой цели, просто походить среди книг, может, купить что-то для настроения, не потому что нужно, а потому что – хочется… Так женщины часто ходят в магазин одежды или украшений.

Зашла. Хожу, почти не глядя на полки, просто ощущая атмосферу книжного магазина. И вдруг у одного из стеллажей чувствую, тянет потрогать обложки. Надеваю очки: Бунин, Куприн, Пастернак, Достоевский, Ильф и Петров, Тургенев. И ещё много фамилий, знакомых со школьной скамьи.  Как бы я не любила книги, но писатели, которых «проходили» в школе, до сих пор в тени монстров обязательности и зубрёжки.  Кому-то из них повезло, и если их «прошли мимо», интерес к таким вернулся быстро, а вот кого изучали долго и усиленно, будто  не прошли, а переехали броневиком и раздавили…  Но время лечит даже «школьную программу». 

И сейчас, вместо былой оскомины, – сентиментальное узнавание старых приятелей. Поздоровалась с каждым, порадовалась, что они в таких красивых переплётах.

Немного взгрустнулось, когда обнаружила, что книги из серии «ЖЗЛ» на столе распродажи…  По поводу Раневской даже не выдержала, бросилась на кассу за разъяснениями, за что же её так? Но оказалось, Фаина Георгиевна тут по ошибке, кто-то из покупателей положил не на место. Успокоилась. Вернулась к Чехову, Довлатову, Лермонтову. Писатели из разных эпох. Но для нас все они уже классики.

Врать не буду, в этот раз никого из них не взяла. Ограничилась покупкой сувенирных ручек. Но, вернувшись домой, вдруг бросилась читать… Андрея Белого. Причём, прозу. Выбрала, потому что книга была бумажная, а не на планшете или в компьютере. Проза поэта: чтение не из самых легких.

Однако, минут через десять почувствовала терапевтический эффект! Нервное напряжение как-то незаметно ушло, а вместо него стало появляться тягучее медитативно-философское восприятие окружающего… Будто смотришь на проблемы в перевёрнутый бинокль, и они кажутся маленькими и не пугающими. А все обычные радости, почти не заметные на фоне проблем, вдруг становятся объёмными и значимыми. И вспомнился тот знакомый, имя которого стёрлось из памяти, а вот слова о классике, как лекарстве, выскочили из подсознания, как незамысловатый рецепт деревенского знахаря, о котором вспоминают, когда дорогущие лекарства квалифицированных врачей уже не помогают.

Не буду утверждать, что такое лекарство подойдет всем, но, что вы теряете? Попробуйте…