Мир переменчив. Все время что-то происходит. Приятные события сменяются неприятными. Потом, наоборот. Но постоянная величина все же присутствует, и независимо от того, бушует ли эпидемия, правят ли нами политики, которые нам не нравятся, все же наступает срок, и приходят осенние еврейские праздники. Как много тем связано с ними! За много лет, что я изучаю еврейскую культуру, у меня накопилось множество книг, конспектов, брошюр, статей, разработок об этом. Ежегодно я все перечитываю, но, вот интересно, каждый раз какая-то отдельная тема мне кажется наиболее актуальной для той ситуации, которую я проживаю. На этот раз выбор пал на числа и на парадоксы.
Поговорим о числах. (Часть 1)
Может, это покажется Вам странным, но именно такую лекцию я слушала из уст покойного ныне рава Адина Штейнзальца, зихроно лэбраха, в преддверии осенних праздников почти двадцать пять лет назад. Мне посчастливилось слушать его живьем несколько раз, и эта лекция была для меня первой. Как я рада, что это случилось в моей жизни!
Рав начал разговор о том, что у всех народов есть святые числа. Он привел в пример китайцев (он о них вообще много знал). Для китайцев очень важна восьмерка, и они тратят большие деньги, даже готовы отдать 1000 долларов, чтобы их номер в гостинице включал эту цифру. Это касается не только гостиниц, но и вообще всего, где требуется нумерация, и чем больше будет восьмерок, тем больше они готовы вложиться. У большинства народов несчастливое число — 13. Путешествуя по миру, рав встречал гостиницы, где после 12-го этажа шел сразу 14-й. Моя однокурсница, которая живет в Нью-Йорке, подтвердила, что у них нигде нет 13-х этажей.
А вот у нас, евреев, наоборот, тринадцать — счастливое число, особо положительное: 13 принципов веры, 13 мидот (черт характера), 13 раз они повторяются в молитве Йои Кипура, 13 лет — возраст бар мицвы.
В иудаизме особые цифры — это цифры, связанные с праздниками. Особой святостью обладают семерка и десятка. Семерка связана с днями недели, шаббатом, цветами красок, музыкальными нотами, годом шмиты, 7 мицвот должны соблюдать бнэй Ноах, самый святой седьмой месяц года — тишрей.
Десятка по своей значимости не уступает семерке: 10 сфирот, 10 поколений от Адама до Ноаха, 10 поколений от Ноаха до Авраама, 10 испытаний Авраама, 10 речений, 10 заповедей, 10 казней, 10 мужчин составляют миньян.
В наших книгах, примерно, 400 лет назад появилась мысль, что для еврейской традиции характерен переход от семерки к десятке. После Песаха 7 недель до Шавуот, но это неточно, потому что это 7 недель + 1 день. Это переход от семерки к десятке, то есть две системы, которые переходят одна в другую: 7 дней умножаем на 7 недель, получаем 49 дней, к которым прибавляем 1, что равняется 50. Пятидесятый день и есть праздник Шавуот. А если 7 лет умножим на 7, а потом прибавим единицу, то получим шнат Юваль — юбилейный год. Как уже отмечено выше, самый святой месяц еврейского календаря — седьмой. Он отличается особой праздничностью и соединяет в себе обе системы: семикратную и десятикратную.
Самый выделенный день этого месяца — десятый — Йом аКипурим. Есть игра слов, основанная на особенностях этого месяца. На иврите «седьмой» звучит как «швии». Буква «шин» иногда произносится как «син», и тогда мы прочтем «свии», что значит «насыщенный». В Израиле, если хотят кого-то отослать, то говорят: «ахарэй хагим» (после праздников). В тишрее 4 праздника: Рош-а-шана. Йом аКипурим, Суккот и Симхат Тора. Более правильно было бы сказать, что праздников — 5, потому что есть еще Шмини Ацерет, но в Израиле он празднуется в один день с Симхат Тора.
По характеру эти праздники делятся на две части — очень серьезную и очень веселую. В «Шир аширим» есть пасук «Левая рука его — под моей головою, правая — обнимает меня». Считается, что это аллегория на месяц тишрей. В еврейской мистике (каббале) левая сторона связана с аспектом суда, а правая — с милосердием. Соответственно этому первая часть праздников (Рош-а-шана и Йом Кипур) связаны с левой стороной — аспектом суда, а вторая часть (Суккот, Симхат Тора, Шмини Ацерет) — с правой стороной — аспектом милосердия. Действительно, сукка в виде чертежа похожа на объятие, она будто обнимает человека.
Продолжение во второй части.
Елена Кочина
Фото Льва Тарнапольского