Песах, Шавуот, Суккот — три главных еврейских праздника, получивших одно общее название «шалош рэгалим». «Рэгалим» — от слова «регель» — нога, потому что в библейские времена нужно было своими ногами топать, чтобы подняться в Иерусалим. Ну, может, не так уж своими ногами, запрягали и грузили повозки, наряжали быков.
Сегодня все выглядит совершенно иначе, но суть все равно остается неизменной: исполнить слова Торы.
Песах, Шавуот и Суккот — этапы, через которые мы проходим ежегодно. Можно взглянуть на эти этапы как на сельскохозяйственный цикл: жатва ячменя в Песах, жатва пшеницы в Шавуот и сбор урожая в Суккот.
Работа Тамар Мессер
Если смотреть на эти праздники только с этой стороны, то их национальный аспект нивелируется, потому что сельское хозяйство, урожай земли — это общечеловеческие задачи, независимо от национальности.
Даже, если учесть, что до изгнания евреев из своей земли основными профессиями евреев было сельское хозяйство и военное дело, и иноземцы соседних стран брали себе на службу наемников из евреев, все равно сельскохозяйственный аспект не делает праздники национальными.
Но это все-таки еврейские праздники! Что же их делает еврейскими? В Песах мы освободились от рабства и стали свободными. В Шавуот нам была подарена Тора, мы получили Закон и стали народом. В Суккот мы сидим в шалашах и радуемся своей свободе и своему народу, подводим итоги, вкушаем плоды содеянного.
Как метко подметил рав Адин Штейнзальц, Суккот не связан непосредственно с каким-то историческим событием, и основная заповедь праздника, по его мнению, выглядит довольно странно: выдернуть нас из вялотекущей жизни и напомнить о жизни в пустыне.
Если использовать принятые в иудаизме образы, то пустыня была местом медового месяца еврейского народа — невесты со своим женихом Всевышним. Ежегодно садясь в шалаши, мы вспоминаем о том романтическом периоде. Это подобно тому, как супружеская пара, которая живет вместе 30-40 лет, все у них идет, как по накатанным рельсам, вдруг решает вернуться туда, где они жили, только поженившись. С одной стороны, это ломка привычных представлений, с другой, — возвращение к тому, с чего все началось.
Вышедшие из Египта жили во временных жилищах, которые мог разрушить налетевший ветер, в которое могли запросто вползти змеи и пробраться скорпионы. От всех несчастий евреев охраняли Облака Славы. Сегодня, когда мы сидим в своей сукке, оставив свои добротные дома, мы понимаем, что мы все так же уязвимы, как и жители пустыни, и надежда у нас только на помощь Отца Небесного.
Рав Штайнзальц удивлялся, чему собственно радоваться в Суккот? Он говорил, что нашим мудрецам это тоже было непонятно. Однако Тора повелевает радоваться в эти дни. Помешать этому может традиционное чтение «Коэлет», не самой веселой книги. Странно! Основная мысль свитка — все временно, жизнь под солнцем ничего не стоит, смерть подстерегает каждого. Это вводит человека в некоторое напряжение. Рав говорил, что если ТаНаХ уподобить ящику с лекарством, то «Коэлет» — это маленькая порция яда. Дать порцию яда, когда ты чувствуешь себя наиболее уверенно, — это испортить праздник.
И все же, как утверждает Талмуд, тот, кто не видел симхат бейт ашоэва (радость возлияния воды на жертвенник) в Храме, тот никогда не видел настоящего веселья. И это очень по-еврейски переходить от грусти и тревоги к радости, и наоборот. Это возлияние воды на жертвенник символизировало просьбу о дождях, потому что наша земля зависит от них. Букет Лулав тоже являет собой молитву о дожде, потому что в него собираются растения, произрастающие в разных местах. Этрог растет на приморской низменности, адас — в горах, арава — на берегах рек, лулав — в пустыне (голова пальмы — в аду, а ноги — в раю, т.к. корни достают воды).
Делая натилат лулав, четыре вида растения будто бы соединяют четыре климатические зоны, которые есть в Стране, и мы просим воды для всей Страны. В конце, мне хотелось бы подчеркнуть, что неуместно называть наши праздники и шаббаты выходными днями, потому что «выходной день» — это свободный день без какого-либо духовного наполнения, а наши шаббаты и праздники — это святые дни, т.е. отделенные от будней, каждый из них имеет свою духовную глубину и неповторимость. Не обижайте их, пожалуйста! А устраивать в Суккот рыцарские турниры — это вообще нонсенс! Как такое возможно на Святой Земле?
Елена Кочина (Ilana Kuchin)
Фото с сайта http://www.evrey.com/

Комментировать
Поделиться